Институт Иудаики
 
ГЕНЕРАЛ ПЕТРОВСКИЙ: ШТРИХИ К БИОГРАФИИ



Стер Елисаветский /Киев/

У этого человека три имена: Давид Липец, Макс Гольдфарб и генерал Петровский, и каждое из них отвечает последовательно определенному периоду жизни и деятельности этой незаурядной личности.
Давид Липец родился в 1886 г., в Бердичеве в зажиточной еврейской семье. Отец, известный в городе купец, заботился о том, чтобы сын получил хорошее по тому времени образование. Сын учился в еврейской школе, а дома занимался русским языком и общеобразовательными предметами. Когда ему шел 14-й год, отца не стало. Юный Давид в 1901 г. впервые познакомился с революционными прокламациями. Его начинают серьёзно интересовать проблемы рабочего движения. Залпом прочитывает вышедшие в начале XX века книги по этой проблематике, в т.ч. «Историю цивилизации в Англии» Бокля. Посещает занятия марксистского кружка, где изучаются произведения Плеханова. В 1902 г. вступает во Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России — Бунд.
В октябре 1903 г. Давид Липец выехал в Париж. Здесь он учится в Высшей школе общественных наук. Одновременно становится функцио-нером заграничной организации Бунда, принимает участие в организации еврейской секции профсоюза портных во Франции.
С началом революции в России, в январе 1905 г., возвратился на родину. Работал среди рабочих Двинска, Белостока, Гомеля, был одним из руководителей забастовки на Либаво-Роменской железной дороге.
В конце 1906 г. в Киеве состоялась общепартийная конференция Бунда. Председателем Конференции был избран 20-летний Давид Липец. Но
полиция не дремала. В процессе работы Конференции он был арестован. Просидев три месяца в тюрьме, Давид был выпущен под надзор полиции до окончания следствия. Ему удалось покинуть Россию и участвовать в работе Лондонского /5-го/ съезда РСДРП в качестве делегата от Бунда. Но идея объединить большевиков, меньшевиков и бундовцев в единой партии оказалась несостоятельной, призрачной.
Эмиграция Давида Липеца затянулась. Овладев французским языком, он учится в Брюссельском университете, летом 1910 г. получает степень д-ра экономических наук. Параллельно с учёбой и подготовкой диссертации он является активистом и зарубежным представителем Бунда, выступает с лекциями в ряде городов Бельгии и Франции. Возвратившисьв Россию, продолжает работать в Бунде, сочетая легальную и нелегальную деятельность. В конце 1912 г. арестован в Одессе и после кратковременного заключения приговорён к ссылке. Ссылка затем заменена выездом за границу.
По соглашению между ЦК Бунда и Еврейской социалистической федерацией США Давид Липец прибывает в Нью-Йорк для ведения работы среди рабочих-евреев, а также для собирания средств для Бунда. В Соединённых Штатах он находился три с половиной года. Его избирают членом ЦК Еврейской социалистической федерации Америки, он становится членом Американской социалистической партии, участвует в работе её съезда в Сен-Луи. Вместе с тем по своим политическим установкам Давид Липец остаётся бундовцем и сохраняет связь с ЦК Бунда.
Он не удовлетворяется ролью партийного и профсоюзного функционера, ищет более широкое поле деятельности. В годы первой мировой войны Д. Липец становится исполнительным секретарём, а затем редактором ежедневной еврейской газеты «Форвертс». Как редактор «Форвертс» он пользовался большим влиянием и авторитетом, стремился привить идеологию газеты профсоюзам Американской федерации труда
/АФТ/. Между ним и профсоюзным руководством нередко происходили споры и столкновения, но все без исключения, с кем ему приходилось общаться в Штатах, относились к нему с большим уважением. В США Давид Липец работал и печатался под псевдонимом «Макс Гольдфарб».Журналист «Форвертс» Ханин писал о нём: «Он был пламенный оратор и был влюблён в своё ораторское вдохновение» как женщина влюблена в собственную красоту. В бундистских кругах США, когда он прибывал в какой-либо город, у рабочих был праздник, настолько он умел выразить их чувства и чаяния. Ему казалось, что он еврейский «Жорес» или еврейский «Бебель».І9І7– март І9І9 г./. Организовал ряд групп еврейской самообороны для отпора бандитским формированиям.
С апреля І9І9 г., Давид Липец — в Киеве. Вступает в ряды Красной Армии, читает лекции в инструкторской школе РККА. Эти лекции были изданы сперва Наркоматом по военным делам, а затем опубликованы Госиздатом. В конце І9І9 г. Давид Липец порвал с Бундом и вступил в РКП/б/. В течение 1920 г. быстро продвигается по служебной лестнице в РККА вплоть до должности генеральского ранга — начальника Главного управления высших учебных заведений рабоче-крестьянской Красной Армии /ГУВУЗ РККА/. Около четырёх лет — до апреля 1924 г. — Давид Липец возглавляет ГУВУЗ РККА. С этого момента Давид Липец становитсяДавидом Петровским, а в западных военных структурах и прессе его именуют «генерал Петровский».
В 1921– 22 гг. на страницах журнала «Военный вестник» возникла полемика по проблемам единой военной доктрины. Полярные точки зрения в этом споре занимали Председатель Реввоенсовета Л. Троцкий и советский полководец и военный теоретик М. Фрунзе. Естественно, что Давид Петровский, как руководитель всего высшего военного обучения в РККА, самым непосредственным образом был связан с этими проблемами. Его точка зрения состояла в том, что формула Клаузевица «война есть продолжение политики другими средствами» ошибочна. Видение проблемы «генералом Петровским» состояло в том, что «война есть одно из средств борьбы», и это определение позволяет яснее увидеть «связь между войной и другими средствами борьбы».
«Мы живём в эпоху, — подчеркнул в своём выступлении Д. Петровский, которая требует гибкости, а не устойчивых Формул». Михаил Фрунзе не согласился с таким подходом. В своём выступлении на Совещании командного и комиссарского состава войск Украины и Крыма в Харькове он говорил: «Т. Петровский сказал, что нужно считаться с тем, что современная жизнь отличается чрезвычайной неустойчивостью; всякая попытка создать среди этого хаоса какой-то синтез является вредной и опасной. Такого рода вывод совершенно неправилен. Конечно, мы живём в эпоху чрезвычайно меняющихся событий, вихрем чередующихся одно с другим, но и в этом вихре событий имеются более или менее устойчивые и постоянные элементы». Разумеется, Михаил Васильевич Фрунзе рассматривал все вопросы военной науки и искусства с точки зрения пролетариата и «пролетарского учения о войне». Поэтому, вероятно, в преддверии грядущей мировой пролетарской революции устойчивым и постоянным элементом ситуации могла считаться международная пролетарская солидарность. Ход истории сказал об этом своё слово, и сегодня трудно судить, кто был ближе к истине в той давней военной полемике начала 20-х годов. Тем не менее, Давиду Петровскому в 1937 г. это припомнили.
С апреля 1924 г. Давид Александрович ушёл с ответственной и престижной работы в РККА. Он был откомандирован в распоряжение ЦК РКП/б/ и направлен на работу в Коммунистический интернационал. В Коминтерне Петровский выполняет различные обязанности. Одно время являлся кандидатом в члены Президиума ИККИ. Около трёх лет как уполномоченный Исполкома Коминтерна действовал нелегально в США и Великобритании. Под псевдонимом «Товарищ Бенет» Давид Петровский в середине 20-х годов становится одним из руководителей коммунистического движения в Соединённых Штатах. В Англии пребывание и политическая деятельность «товарища Бенета» вызвали неприятие и острую критику со стороны одного из лидеров компартии Великобритании Гарри Поллита. Отношения между ними были дополнительно осложнены личными драматическими событиями. Волей судеб случилось так, что невеста Гарри Поллита, английская комсомолка Роза Коэн, стала женой Давида Петровского.
В 1927 г. Д. Петровский утверждается заведующим агитационно-пропагандистским отделом ИККИ и выполняет эти обязанности до отзыва в Москву в январе 1930 г. Участвует в работе двух конгрессов Коминтерна.
И в последующие годы Давид Александрович занимал ответственные посты высокого ранга — член Президиума Высшего совета народного хозяйства, член коллегии Наркомтяжпрома, начальник Главного управления учебных заведений Наркомата тяжёлой промышленности СССР, другие — нет надобности все перечислять. Важно другое. Уже с 1934 г. над головой Давида Петровского сгущаются тучи. Его обвиняют в поддержке Центральной Рады в Украине, в бундовско-меньшеевистском прошлом, «в мелкобуржуазной политике колебаний и шатаний».
Наступил 1937 г. — год «большого террора» в Советском Союзе. 11 марта 1937 г. Давид Петровский был арестован и вскоре приговорен по статьям 58-6, 58-8, 58-11 УК PСФCP к расстрелу, с конфискацией имущества за «участие в диверсионно-террористической антисоветской организации». В сентябре 1937 г. он был расстрелян.
Ещё до ареста на страницах советской печати Давид Петровский был обвинён в «активном участии в военно-контрреволюционном движении против большевиков в годы гражданской войны». В этой связи секретарь ЦК компартии США Джей Ловстон в письме Гарри Поллиту отмечает, что эта формулировка не более, чем «гнилой предлог», «нечестная игра». На самом деле эти обвинения связаны с тем, что видный деятель Коммунистического Интернационала товарищ Бенет «грешит» против политики Сталина, не хочет больше выполнять роль штрейбрехера в интернациональном рабочем движении».
Приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 10 сентября 1937 г. был отменён Военной коллегией Верховного суда СССР 25 января 1958 г. и дело прекращено. Давид Александрович Липец-Петровский, как жертва политических репрессий, реабилитирован посмертно.
Жена Давида Петровского Роза Коэн была приговорена Военной коллегией Верховного суда СССР 28 ноября 1937 г. к расстрелу, с конфискацией имущества за «участие в антисоветской организации и шпи-онскую деятельность». Дело Розы Коэн пересмотрено Военной коллегией Верховного суда СССР 8 августа 1956 г. Приговор от 28 ноября 1937 г. отменён и дело прекращено. Роза Коэн, как жертва политических репрессий, реабилитирована посмертно.
Давид Александрович Петровский является автором многих публикаций, в т.ч. более 10 книг. Наиболее серьёзными своими работами он считал, как это следует из текста его автобиографии, книги «Военная школа в годы Революции», «Классовая борьба в послевоенной Англии», «Революция и контрреволюция на Украине», «Капитализм и социализм». Книга «Капитализм и социализм» /от Томаса Мора до Ленина/», рекомендованная как пособие для различных школ, вышла четырьмя изданиями.


Институт Иудаики