Матеріали ХІI міжнародної наукової конференції
«Єврейська історія та культура в країнах Центральної та Східної Європи —
ЄВРЕЙСЬКЕ КРАЄЗНАВСТВО ТА КОЛЕКЦІОНУВАННЯ»


Виктория Венедиктова
/Львов/
Жители улицы, которой нет…
(Львовское гетто времён Второй мировой войны)

Вторая мировая война для галицких евреев началась ещё с 1939 г., когда на львовских улицах появились евреи — беженцы из Польши. К этому времени население Львова составляло 313000 человек, из них 109500 — евреи. Многочисленные еврейские благотворительные организации и жители города старались облегчить горестную участь беженцев, но вскоре все львовские евреи оказались заложниками «нового порядка», который установили гитлеровцы в оккупированной Украине. Ужас первых погромов, унесших жизни 6000 евреев, перешёл в постоянное ожидание издевательств, унижений, голода и смерти.
Термин «экскурсия» в данном случае звучит слишком легковесно. Это, скорее, возвращение в нашу историческую память о событиях, происшедших здесь 60 лет назад. Мы пройдём по улицам гетто 1941– 1943 гг. и почтим память людей, живших и погибших в еврейском гетто.
В районе Замарстынова к 1941 г. было 250 одно-двухэтажных и 50 трёх-четырёхэтажных домов, где проживало около 30% трудового населения города, основную часть которого составляли евреи. Так исторически сложилось, что в этом районе города, который только в 1930 г. официально стал его частью, жили и трудились ремесленники, трудовая интеллигенция и мелкие предприниматели. Этот район, отделенный от города железнодорожной насыпью высотой 405 метров и ограждённый колючей проволокой, был превращён в ад для евреев Галиции. Проживавшие в этих домах 25 тысяч львовян были переселены в освободившиеся квартиры евреев, а 150 тысяч ограбленных и нищих евреев были согнаны за колючую проволоку в тесноту, голод, холод и гибель.
Истребление еврейского населения происходило в три этапа. С 24 августа 1941 г. началась изоляция евреев от всего городского населения. Затем, по мере уничтожения людей, уменьшалась площадь «еврейского квартала», и к началу января 1943 г. от него остался участок, объявленный «Юлагом», — под властью войск СС. В июне 1943 г. Львовское гетто было ликвидировано, а все его обитатели уничтожены. Во время окончательной ликвидации вспыхнуло вооруженное восстание, поразившее фашистов своей неожиданностью и мощью. 14 дней горстка обречённых сражалась не за жизнь, а за право умереть с честью. Всё это происходило на пятачке — улицы Замарстыновская, Лемковская, Локетка.
Мы пройдём по ним и выйдем к памятнику жертвам Львовского гетто у железнодорожного моста на улице Полтвяной, которую во время войны называли «Брамой смерти». Именно под этим мостом вывозили людей в Яновский и Белжецкий концлагеря смерти.
Замарстынов. Малолюдно. Не ходят трамваи, разбиты витрины, пусты полки магазинчиков. Марширует отряд полицаев.
Вероятно, здесь, в доме № 17, вопреки запретам гитлеровцев, была тайная школа (хедер), где обучали детей молитвам и чтению, где проводились шаббаты. Несколько раз в квартире на втором этаже с окнами на улицу проходили тайные выступления львовских еврейских литераторов и артистов. Это поддерживало в людях желание бороться за жизнь. До войны здесь жили со своими семьями часовщики Майер Зитцер и Самуил Шпалтер, этажом выше — портной Соломон Амстердам и Ента Ханд — хозяйка магазинчика «Местные и колониальные товары». В 1941 г. в этом доме одна из благотворительных организаций выдавала продуктовую помощь старикам, инвалидам и сиротам. Эти продукты в гетто доставляли, преимущественно, дети и женщины. Пойманных расстреливали на месте или отправляли в концлагерь. Но традиционное еврейское милосердие не прекращалось вопреки запретам оккупантов и их пособников.
Мы сворачиваем на улицу Лемковскую, до войны — Якуба Германна, который выстроил здесь несколько доходных домов. Его сын Абрагам Германн в 1912 г. был основателем и меценатом еврейского театра «Коллизеум». В доме № 4 находился приют для престарелых еврейских торговцев. В доме № 6 до войны жил известный художник и сценограф Зигмунт Бальк, погибший в гетто в 1941 г. Та же участь постигла в1942 г. и его сына Генриха — поэта и журналиста. В соседних домах № 8-10 до войны работало ремесленное училище им. Тобиаша Ашкенази для еврейских детей-сирот. Деньги на содержание этого училища давала семья Германнов: Якуб, Абрагам и Людвик — владелец озокеритовой шахты в Бориславе. На этой же улице находится здание кинотехникума, в котором до войны была гимназия им. Сташица, а во время войны — больница гетто. 20 августа 1942 г. здесь была проведена очередная акция по уничтожению еврейского населения. Лежачих больных расстреливали в постели, детей выбрасывали через окна на мостовую, медперсонал и ходячих больных вывезли в с. Лисиничи и расстреляли. В этой акции погибло 400 человек.
Улицы Германнов и Полтвяную (ныне проспект Черновола) соединяла улица Локетки (династия польских королей ХIII– ХIV cт.). В истории этой улицы, как в капле воды, отразилась трагедия еврейского населения Замарстынова.
В доме № 2 размещался юденрат. В начале января 1943 г. часть членов юденрата гитлеровцы и полицаи повесили на балконе второго этажа, остальных расстреляли. В доме № 4 был глубокий подвал, где в довоенное время Изя Картнер, живший на 1-м этаже, держал уголь, торгуя им в розницу. В этом же доме работала конфетная фабричка Эмануэля Закрочина. Многолюдный дом к июню 1943 г. опустел. Последние его обитатели пытались спрятаться в тайниках, вырытых в подвале. Гитлеровцы обнаружили их и подожгли здание. Оно обвалилось, похоронив несчастных. До войны в доме № 6 жил руководитель еврейского драматического клуба, Герман Вайнтрауб. В подвале этого дома собирался подпольный актив во главе с еврейским поэтом, членом объединения еврейских писателей Польши Яковом Шудрихом, который организовал в гетто молодёжную подпольную группу, готовившуюся уйти в бродовские леса в мае 1943 г., но группу выдали, она попала в засаду и погибла, отстреливаясь. В 1997 г. сборник его стихов и поэму “Земля содрогается” перевёл украинский поэт Микола Петренко. В этом же подпольном активе был журналист Натан Горовиц и работник фабрики “Аида” Хаим Тышлер. Здесь же неоднократно бывал Юлиан Соломонович Стых, художник, работы которого экспонируются во Львовской картинной галерее. Стых прошёл все круги фашистского ада: Львовское гетто, Бухенвальд, Освенцим, Дахау, подвергался экспериментам гитлеровских “врачей”. Ему прививали флегмону, заражали тифом и холерой, вырвали все зубы, но он чудом выжил и успел рассказать в своих работах об ужасах Холокоста.
Очевидец событий, происходивших в гетто, профессор Т. Задарецкий вспоминал о двух молодых людях, за которыми гнались эсэсовцы. Мужчина и женщина, отстреливаясь, вбежали в дом № 6 по ул. Локетки. Им удалось добраться до чердака, откуда они продолжали стрелять в карателей. Было убито и ранено около 10 гитлеровцев, но из огня и дыма подожжённого дома продолжали раздаваться выстрелы.
В гетто произошло несколько террористических актов, которые закончились расстрелами многих сотен его жителей. Зимой группа подпольщиков разработала план побега, о котором узнали гестаповцы. Следствие возглавил один из самых жестоких палачей — Кайль. 12 марта он допрашивал инженера Тадека Друтовского. Тот, не выдержав пыток, бросился на Кайля и задушил его. Два часа спустя эсэсовцы повесили на балконах здания по ул. Локетки 11 еврейских полицейских. А на следующий день комендант гетто Гжимек отобрал 1500 узников, которые были расстреляны «на песках».
Ликвидация Львовского гетто окончилась, оставшихся в живых евреев депортировали в Яновский лагерь, где в ремонтных мастерских действовала подпольная организация Сопротивления. Чтобы сломить сопротивление евреев, на улице Локетки были разрушены все дома. После войны советская власть присвоила ей новое имя — улица Самарская. О событиях, героями которых были евреи, в 1947 г. вспоминать было не принято. А через год улицы не стало. Заваленная мусором, она была похоронена за высоким забором.
Сегодня на месте этих трагических событий ещё видны развалины паровой мельницы. Рядом выстроена современная автозаправка. В 100 метрах отсюда в 1992 г. львовские евреи поставили памятник героям и жертвам Львовского гетто. Скульптор Луиза Штеренштейн изобразила старика, поднявшего руки к небу. Он не только вопрошает “за что? ”, он молится. Он молится и за нас: “Живите и помните! Без Памяти — у Вас нет Будущего!”
В этом районе нашего города нет никаких других историко-архитектурных памятников, нет памятных табличек и мемориальных досок, рассказывающих о событиях, происшедших здесь не так давно. Пусть же экскурсии к памятнику жертвам гетто и по бывшей ул. Локетки не дают забыть о страданиях и героизме, пробуждают гордость, человеческое достоинство и национальное самосознание тех, кто живёт, работает, рожает и воспитывает детей, тех, кто должен донести до молодых поколений евреев и неевреев правду о Катастрофе, постигшей мой народ.


ЛИТЕРАТУРА
1. Almanach Gmin zydovskich w Polsce / Zineman J. – Warszawa, 1939.
2. Меламед В. евреи во Львове (ХIII–ХХ века): События, общество, люди. – Львов: ТЕКОП, 1994. – 265 с.
3. Хонигсман Я. Катастрофа еврейства Западной Украины. – Львов, 1998.
4. Zadarecki T. Gdy swastika Lwowem wladala… – Warszawa, Nacjonalna Biblioteka Pows., 1939–1945 гг.
5. Шульмейстер Ю. Гитлеризм в истории евреев. – К.: Изд-во политической лит-ры Украины, 1990.
6. Лизен А., Пархомовский А. Феникс, возрождённый из пепла; Продолжение следует. – Львов: Общество еврейской культуры им. Шолом-Алейхема, 1998.
7. Йонесм Э. Евреи Львова в годы Второй мировой войны и Катастрофы европейского еврейства. 1934–1944 гг. – Москва-Иерусалим, 1999.
8. Львів у цифрах: Статистичний збірник. – Львів, 1938.
9. Birulow J. Lwow. - Львів: Центр Європи, Lwow — Wydawnictwo “Via nova” – Wroclaw, 2001 г.
10. Государственный архив Львовской области (ГАЛО). Адресные книги 1912, 1935–1936 гг.
11. ГАЛО: Карта Львова за 1935 г.
12. Щоденник Львівського гетто. Спогади рабина Давида Кахане. Упорядник Жанна Ковба. – Спільний видавничий проект телеканалу „1+1” та видавництва „Дух і Літера”. – Київ-2003.
13. Maurycy Allerhand, Leszek Allerhand. Zapiski z tamtego swiata. – Wydawnictwo Edukacyjne. – Krakow – 2003.


© Інститут Юдаїки, 1999-2005 Дизайн - Елена Заславская