Альманах «Егупец» № 19

содержание

-------------------------------------------------

In Memoriam

Памяти Михаила Александровича Рыбакова

24 декабря 2009 года прервалась жизнь Михаила Рыбакова – выдающегося историографа столицы Украины, исследователя-архивиста, знатока многих аспектов истории города, ранее не освещенных в киевоведческой литературе.

Михаил Александрович Рыбаков родился в Киеве 26 мая 1929 года. Война застала его пятиклассником средней школы № 131. Семья эвакуировалась на Волгу, в Куйбышев (Самару). Здесь Михаил, как и миллионы других «детей войны», разделил со всей страной тяжкую ношу борьбы с гитлеризмом. Мальчишкой он трудился на оборонном заводе и был удостоен медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

В 1947–1951 годах Михаил Рыбаков учился на историческом факультете Киевского государственного педагогического института им. Горького. Он был способным и успевающим студентом, получил диплом с отличием, и сразу после окончания вуза вступил на дорогу учительства, с которой не сворачивал в течение полувека.

Для нескольких поколений учеников он всегда оставался не только наставником, но и близким другом.

Трудясь на посту школьного педагога, Михаил Александрович показывал ученикам и коллегам красноречивый пример увлечения своей работой, неформального отношения к делу. Он умел зажечь школьников интересом к краеведческим изысканиям. Школы, в которых он преподавал историю, географию и обществоведение, находились в левобережной части города. Исторический потенциал этих местностей не сравнить с древними киевскими районами, но Рыбаков умел открывать в библиотеках и архивах забытые яркие факты, и в результате его находок историография киевского Левобережья обогатилась многими ценными сведениями. Особое место в его работе с учениками занимали поиски, связанные с героическими страницами Великой Отечественной войны. Помимо школьных уроков, Михаил Александрович систематически читал лекции по краеведению для различных аудиторий Дарницкого и Днепровского районов, участвовал в создании музея истории Дарницы, активно содействовал охране памятников истории и культуры. За свой плодотворный труд он был удостоен звания «Отличник народного образования».

Михаил Рыбаков проявил качества подлинного ученого-исследователя. Под руководством доктора исторических наук, профессора Вячеслава Ильича Стрельского он подготовил и в 1982 году защитил диссертацию на тему «Источники для историко-краеведческого изучения (на опыте анализа источников по истории Киева)», получив степень кандидата исторических наук. Надо подчеркнуть острую актуальность этой темы для исторического краеведения Киева, которое в течение длительного времени «кормилось» на узенькой полоске «идейно апробированных» источников.

Глубокие поиски позволили историку выявить массу малоизвестных и вовсе неизвестных материалов по разным аспектам прошлого Киева. Его вел пафос первооткрывательства, и формулировка: «Неизвестные и малоизвестные страницы», – стала как бы камертоном к публикациям Михаила Рыбакова, которых насчитывается свыше четырехсот. После него остались статьи в периодической печати и в научных сборниках, брошюры и монографии. Такие издания, как «Невідомі та маловідомі сторінки історії Києва» (1997), «Хрещатик відомий і невідомий» (2003), «Вулиця Архітектора Городецького» (2007) радуют глубиной и скрупулезностью работы с материалами, широтой авторского кругозора. Без этих книг не обходится теперь ни одна библиотека любителя киевской старины. Некоторые важные темы обязаны Михаилу Рыбакову первым серьезным взглядом. Так, он много сделал для освещения жизни и творчества Сергея Бердяева, брата знаменитого философа Николая Бердяева, русского писателя и публициста, тесно и плодотворно сотрудничавшего с украинской культурой.

Не обошел своим вниманием Михаил Рыбаков и тему «еврейского Киева». Он принял участие в подготовке издания «Справа Бейліса і українська громадськість» (1993), которое проиллюстрировало сочувственное отношение украинской общественности к евреям, подвергшимся «кровавому навету». Немало открытий сделано им в истории еврейского театра. Особенно полно историк раскрыл многогранную деятельность организации «Культур-Лига», составив сборник «Правда історії: діяльність єврейської культурно-просвітницької організації «Культур-Ліга» у Києві» (издания 1995, 2001 гг.). Десятки документов, вошедших в этот сборник, были впервые введены в научный оборот Рыбаковым.

Как для человеческих качеств, так и для научных интересов Михаила Александровича было характерно жизнелюбие, увлечение яркими и эффектными зрелищами. Отсюда – заметное место, которое заняла в работе Рыбакова историография театра, кино, спорта, цирка. Он обнаружил множество забытых подробностей из прошлого различных сценических площадок Киева, пролил дополнительный свет на становление киевского кинематографа. Его книга «Киевский цирк: люди, события, судьбы», вышедшая двумя изданиями (1995, 2006), стала первым серьезным исследованием на эту тему. Последний исторический труд, подготовленный к печати Михаилом Рыбаковым, был посвящен киевскому зоопарку.

Читатели «Егупца», без сомнения, заметили осуществленные Михаилом Александровичем публикации забытых текстов киевлян – известных и малоизвестных литераторов «серебряного века».
Эти тексты Рыбаков находил преимущественно в киевской – лишь недавно извлеченной из спецхрана - периодике времен гражданской войны. Он не только приложил огромные усилия к их выявлению, но сумел реконструировать биографии многих киевских литераторов, незаслуженно преданных забвению. На страницах «Егупца» Михаил Рыбаков дал новую жизнь статьям Андрея Соболя, фельетонам Михаила Кольцова (М. Фридлянда), стихотворениям Дона Аминадо (А. Шполянского) и Lolo (Л. Мунштейна).

Все, кто знал Рыбакова, высоко ценили его открытость, его щедрость, всегдашнюю готовность поделиться богатством своих знаний. В то же время Михаил Александрович, как настоящий профессионал, очень внимательно и щепетильно относился к вопросам научной добросовестности, берег честь «цеха». Не раз получали от него гневную отповедь халтурщики, плагиаторы, авторы скороспелых поверхностных текстов.

Согласно известному афоризму, актер умирает, когда умирает его последний зритель. Соответственно можно сказать, что смерть литератора или ученого-исследователя наступает тогда, когда умирает его последний читатель. Вот уже 200 лет читают труды «отца киевской историографии» Максима Берлинского. Почти 150 лет кряду настольной книгой для киевоведов остается «Описание Киева» Николая Закревского. Около 100 лет не пропадает интерес к исследованиям киевского историка и искусствоведа Костя Шероцкого. К этому ряду можно смело причислить имя Михаила Рыбакова. Благодаря его научному творчеству киевская старина становилась интереснее, богаче, разнообразнее. Нет сомнений: Михаилу Александровичу Рыбакову суждена долгая жизнь в его читателях.

Михаил Кальницкий