Провинциальные истории. Литин после 1917 г

В селе Рожок Микулинецкий Литинского района в своем имении жила вдова миллионера грека Маразли, фрейлина Николая II (в Одессе была Маразлиевская улица, построенная ее мужем). Это была очень красивая женщина - высокого роста, стройная, черноглазая. Она носила траур по своему мужу - широкие черные одежды, черный креповый шарф до земли, поверх этих одеяний на цепи висел большой серебряный крест. В Литине у нее был небольшой особняк, в котором она жила большую часть времени до революции. В своем имении до 1917г она почти не бывала, но после революции поселилась в Рожке.

Вдова иногда приезжала в Литин на автомобиле (автомобиль в то время в нашем городе был только у Маразли).
В апреле 1919г представители советской власти Муня Лайнер и Бараш приехали из Литина в ее имение, конфисковали у нее очень большую библиотеку для организации городской библиотеки к Первому мая.

Оскорбленная Маразли сказала: “Я вам устрою праздник 1 мая”. В ночь на 13 мая (по старому стилю - 1 мая) банда Шепеля, вооруженная на ее деньги, вошла в Литин, а за ней тянулась вереница телег - это крестьяне еще накануне приехали за обещанным атаманом еврейским добром. Иначался погром. Во время погрома Маразли с высоким посохом в руке шествовала по главной улице, крича: “Убивать, убивать!”. У нее были списки евреев по категориям - кого убить и ограбить, а кого только ограбить. Ее окружала свита - Шепель и несколько рядовых бандитов.

Когда начался погром, наша семья спустилась в погреб, вход был внутри дома. Войти в дом банде помешали крепкие замки на дверях и ставни на окнах. Бандиты открыли стрельбу по окнам. Последней спускалась в погреб моя тетя, мимо ее головы просвистела пуля, задев прядь волос. Как только закрылась крышка погреба, в дом ворвались бандиты. Начали они с того, что разорвали перины и подушки, перья толстым сло-ем закрыли вход в погреб. Искать нас они не стали.
Погром длился несколько дней. В первый день было 90 жертв. Среди литинчан оказалось немало злодеев, но наряду с ними были и очень честные люди. Протоирей Литинской церкви отец Дмитрий Желиховский по приказу Шепеля вынужден был перед началом погрома служить молебен в церкви. Службу он вел очень долго, а в это время его жена, дочь и зять привели в свой просторный дом более 50 евреев, спасая их от рук бандитов. Рядом с нашим домом была церковно-приходская школа. Сторожем в этой школе была Параска Михальчук. Когда она узнала, что наша семья укрывается в подвале, то начала по ночам сыпать в окошко горячую варенную картошку. В доме Авербуха снимал комнату юрист Побыванец. Хозяин дома прибежал к нему и просил спрятать у себя двух дочек - Рудю и Лею, четырнадцати и шестнадцати лет. Но этот негодяй сказал, что он не может нарушить клятву - помогать уничтожать евреев. Бандиты убили девочек.
Родители остались живы. Мать сошла с ума.

На пятый день наступило затишье. Моя бабушка, очень активная и смелая, решила выйти из погреба, посмотреть, изучить обстановку. Сразу же она встретила Шепеля. Он учился в Литинской гимназии и знал многих литичан. Атаман подошел к бабушке, поздоровался, взял ее за руку и повел в свой штаб, который находился около нашего дома. Мы с замиранием сердца стояли у наблюдательного пункта - маленького окошка погреба и очень испугались за бабушку. Надеяться на благоприятный исход было трудно. Но произошло невероятное - Шепель сказал, что ему стало известно о разграблении многих домов, в том числе и нашего, выразил сочувствие и выдал “документ” следующего содер-
жания: “Забороняю в оселi громадянки Березiноi провадити трус, займати
помешкання”. Документ этот был скреплен печатью - царским пятаком.

После погрома наша семья сумела пробраться в Винницу, где было очень много беженцев. Жизнь там была полна трудностей и тревог.
Через два месяца Винница была захвачена петлюровцами. Симон Петлюра собрал на площади беженцев и предложил всем вернуться в свои дома, обещая помощь в устройстве. Мы вернулись в пустой Литин. Дома стояли с разбитыми стеклами, без дверей. Главная площадь города представляла собой пустырь, густо заросший крапивой и полынью.
В этот период произошел страшный погром в Проскурове. В 1922 г. в американском журнале (на руском языке) был напечатан рассказ об этой чудовищной резне, унесшей 1600 жизней. Назывался рассказ “Когда они договаривались”... Петлюра пригласил французских военных для переговоров о военной помощи. Во время переговоров к Петлюре обратились бандиты со словами: “Батьку, дай хлопцам погуляти” -“Хай гуляють, - ответил Батько, - але щоб жодного пострiлу”. (так было написано в журнале). Бандиты
врывались в еврейские дома, грабили, требовали деньги, ценности. Людей убивали штыками, ружейными прикладами. Среди жертв оказалась 3-х летняя девочка Доня, родственница наших соседей литинчан. Ее прокололи штыком и бросили. Нашли девочку на вторые сутки, - она была жива. Но таких “благополучных” исходов было очень мало. Через много лет после погрома Доня приехала в Литин и рассказала нам о проскуровском погроме, о том, что с ней произошло.

Из Проскурова, после погрома, часть петлюровского полка пришла в Литин. Рядом с нашим домом разместился штаб полка. К нам пришел начальник штаба и попросил выделить ему комнату. Дом наш после шепелевского погрома был разграблен и частично разрушен, в нем оставалась одна пригодная для жилья комната. В ней находилась вся наша большая семья. Начальнику штаба пришлось отказать, он ушел. А затем пришла банда петлюровцев и, не спрашивая разрешения, заняла кухню. Началась игра в карты. Перед каждым игроком на столе лежали “ставки” - золотые монеты и украшения - кольца, цепочки...

Во время игры на кухню пришла моя маленькая сестренка. Один из игроков посмотрел на нее и сказал: “От таких жиденят мы брали по два-три на штык в Проскурове”. Через некоторое время к нам зашел начальник штаба, попросил свечу и спички. Он поблагодарил и ушел. По дороге заглянул на кухню, затем вернулся и сказал бабушке: “У вас в доме люди, которые пользуются у нас дурной славой, они, когда разгуляются, способны на все - они вашу семью в живых не оставят. Но я постараюсь помочь.

Он ушел, бандиты потребовали самовар, началось чаепитие. Через час пришли солдаты из штаба, вызвали бабушку и сказали: “Вы хозяйка дома? Вы не забыли сообщить этим добродиям, что к вечеру ваш дом займут служащие штаба? А длявас хлопцы, мы нашли отличную квартиру, там тепло и у вас будет хороший отдых. Больше к нам никто не приходил. Утром сосед рассказал, что возле нашего дома стояли вооруженные солдаты, которым было приказано ночью в дом никого не пускать. На следующий день начальник штаба зашел попрощаться, сказал, что его часть уходит из Литина. На благодарность за наше спасение он ответил: “Благодарите не меня, а эту малышку” - взял за руку сестренку - она напомнила мне, что я не только солдат, что у меня есть семья, две маленькие дочки.
Помолитесь за меня, может, я увижу своих. Желаю вам мирной, спокойной жизни”...

----------------------------------------

В конце 1919 года почти все уцелевшие литинчане вернулись в свои дома и началась относительно спокойная жизнь. Петлюровцы были изгнаны с Украины. В Литине стоял небольшой красноармейский отряд, направленный для защиты и охраны местечка. Командир этого отряда Бойко охранял нас весьма своеобразно. Он обходил разгромленные, разграбленные дома, требовал водку, деньги. Дошла очередь и до нашего дома. Бойко явился с тремя солдатами и увидел на столе конверт, в котором было когда-то письмо, адресованное дедушке. Адрес на конверте был напечатан на пишущей машинке. Бойко тут же потребовал, что бы ему выдали печатный станок, на котором печатали адрес. Наш “защитник” был очень пьян, не хотел ничего слушать и продолжал настаивать на своем.

Затем последовал приказ выйти всем на улицу. В соседней комнате спала моя двухлетняя сестренка. Мама хотела взять ее на руки, но Бойко сказал: “Получишь ее после того, как будет выдан печатный станок”. Нас всех вывели из дома, выстроили в ряд перед стеной и поставили перед нами пулемет.
“Если станок не будет выдан, вы все будете расстреляны”... Недалеко от нашего дома был сельсовет.

Время было рабочее, служащие сельсовета заметили выставленный пулемет, построенную в шеренгу нашу большую семью, и пришли на помощь. Трагикомический спектакль окончился благополучно.
В начале января 1920 года в местечко вошел деникинский полк. Опять смена власти, опять новые требования. На этот раз требовали оружие. Командование полка приказало литинчанам внести контрибуцию - 200 единиц вооружения - ружья боевые и охотничьи, револьверы, сабли. Срок - 15 дней.

В заложники были схвачены самые известные, самые уважаемые жители города. При невыполнении приказа - расстрел заложников. Однако через несколько дней в Литин вошел красноармейский полк.
Городок был освобожден после непродолжительного боя.
Много десятков лет прошло, а все эти события так прочно лежат в памяти, что забыть их и не рассказать о них невозможно.

материал подготовлен Е. Ю. Дыниной

Вам нравится этот материал? Поделитесь им с друзьями!